alex_new_york (alex_new_york) wrote,

Виктория

v2

I. Весна

Волшебным майским вечером, когда дышавший весенними дурманами ветерок чуть касался нежной листвы, красавица Виктория вышла из офисного здания, гулко простучав каблучками по фойе, и не торопясь зашагала к метро сквозь сгущавшиеся и холодеющие сумерки. Эта прогулка каждый раз наполняла ее сердце приятным предвкушением: каждый раз по дороге домой она придумывала креативные сюжеты, чтобы поскорее отойти мыслями от рабочих дел. Девушка была умна и обладала живым воображением, так что сюжеты у нее получались один лучше другого.


В этот вечер она решила не быть слишком требовательной к себе и выбрала горьковато-сладкую тему своей личной жизни, окунувшись мыслями в фантазии о прекрасном принце. Каблучки Виктории не спеша постукивали по тротуару, а воображение развлекало ее любовной интригой.

Прекрасный принц из фантазий Виктории был мужествен, красив и до неприличия успешен. Увидев ее, он потерял голову и начал страстно добиваться ее благосклонности. Полностью контролировавшая развитие воображаемых событий и потому уверенная в себе, Виктория спокойно улыбалась ухаживаниям, не отвергая их и никак не поощряя. Получая это невинное удовольствие и обдумывая дальнейшее развитие сюжетной линии, Виктория дошла почти до самого метро. Как мы отметили, девушка была очень хороша собой, и проходившие мимо вполне реальные и живые кандидаты в принцы бросали на нее самые заинтересованные взгляды. Но парившая в сладком мире фантазий, она выглядела в реальной жизни отрешенной и даже суровой, - и никто так и не решился заговорить с ней.

Когда до метро оставалась пара кварталов, прекрасный принц вплотную подошел к тому незримому, но безошибочно ощущаемому истинной женщиной рубежу, за которым циничный мужской интерес должен был уступить место в его душе глубокому и трепетному чувству. Под влиянием торжественности момента Виктория прерывисто вздохнула и подняла взгляд на ночные звезды. Тут и произошло событие, без которого все описываемое далее не имело бы места. Каблук ее туфельки, словно в отместку за мечтательность, провалился в щель водосточной решетки и прочно застрял. Виктория пошатнулась, ахнула, взмахнула руками и приземлилась на асфальт мягкими круглыми ягодицами, ободрав кожу на ладонях и едва не ударившись спиной и затылком. Каблук с треском отломился, а связки ступни ощутимо растянулись.

Возвращенная в реальность таким брутальным и обидным образом, девушка кое-как поднялась, опираясь на содранные в кровь ладони, и обнаружила себя совершенно беспомощной посреди холодной вечерней улицы. Идти стало ужасно больно из-за растянутых связок - и чрезвычайно неудобно, поскольку оставшийся единственный каблук был длинным и тонким. Сняв туфли и проковыляв босиком несколько шагов по холодному асфальту, Виктория тут же оставила эту затею как мазохистскую и опасную для здоровья. Попробовав отломать оставшийся каблук, Виктория была вынуждена отказаться и от этой мысли. Прочные английские туфли, уступив литому чугуну решетки, категорически отказывались уступать ее нежным израненным ладоням.

Виктория выругалась, села на холодную скамейку и открыла карман сумочки, чтобы достать мобильный телефон и вызвать такси. И тут же убедилась в справедливости пословицы о том, что беда не приходит одна. Телефона в кармане сумочки не было. Выпав при падении, он лежал на асфальте, рассыпавшись на части. Девушка подобрала останки мобильника, снова опустилась на скамейку, зябко поджала ноги и без особой веры в успех начала попытки соединить части в единое целое, втайне надеясь на помощь провидения.

Не прошло и пары минут, как провидение откликнулось на ее ожидания, приблизившись к скамейке в облике симпатичного молодого человека с веселым умным взглядом. Оценив ситуацию, провидение произнесло:

- Да... А босиком идти холодно...

Девушка, поежившись, подтвердила:

- Очень холодно

- Такси нужно вызвать, - подытожил молодой человек - давайте, я позвоню, у меня есть номер в телефоне.

- Позвоните пожалуйста, если не трудно! - обрадовалась Виктория. – Огромное вам спасибо!

- Не стоит благодарности. Вам куда ехать?

Виктория назвала станцию метро. Молодой человек удивленно поднял брови:

- Как интересно! Мне тоже.

Виктория растерянно улыбнулась, не зная, радоваться ей такому совпадению или же отнестись к нему с подозрением. А молодой человек уже энергично говорил по телефону с оператором такси. Закончив разговор, он сообщил:

- Приедут через десять минут.

- Спасибо вам огромное! – еще раз искренне поблагодарила Виктория.

Провидение присело на другой конец скамейки, взяло из рук Виктории останки мобильника и, осветив экраном собственного телефона, без труда сложило их вместе. Телефон Виктории ожил. Протянув его счастливой девушке, провидение стало спокойно ее рассматривать. Виктория немного занервничала и прервала молчание, с надеждой добавив:

- Вы, наверное, торопитесь. Вы идите, а я сама дождусь такси.

- Как же я уйду? – удивился молодой человек. - Они же на мой телефон позвонят, когда приедут. Если я уйду, они вас не смогут найти.

Девушка растерялась.

- Да, верно... А вы перезвоните и дайте им мой номер. Или давайте, я им сама со своего телефона позвоню.

Молодой человек снова покачал головой.

- Если вы позвоните, будет путаница. У них заказ привязан к номеру телефона. Лучше я сам позвоню. Какой у вас номер?

Виктория назвала номер. Молодой человек перезвонил оператору такси.

- Вот, теперь все в порядке, - сказал он удовлетворенно. - Но знаете, давайте, я дождусь, когда ваше такси приедет, - сказал он. – На всякий случай. А вы поедете сами. Я вам в попутчики вовсе не напрашиваюсь. Я же понимаю, что вам и неловко, и страшновато с незнакомым человеком ехать в такси ночью.

Взгляд Виктории потеплел.

- Немножко страшновато. Спасибо. Вы очень милый.

- Вы тут работаете недалеко? - спросил ее молодой человек.

- Да. А вы?

- И я.

Они помолчали.

- А чем вы занимаетесь? - спросила Виктория, заполняя паузу.

- Я программист, - ответил молодой человек. - А вы?

- А я экономист, данные анализирую, отчеты пишу, - призналась девушка.

- В общем, мы с вами за компьютером весь день сидим оба.

- Получается, что так, - вежливо улыбнулась Виктория.

Ее телефон неожиданно заиграл пасторальную мелодию.

- Здравствуйте, наш водитель не может к вам проехать – зазвенело в трубке, - у вас дорога ремонтируется. Вы могли бы подойти к... - и оператор назвал улицу

- Хорошо, сейчас! – пообещала она, - и тут же вспомнила, что подойти куда бы то ни было ей теперь непросто.

- На соседнюю улицу надо пройти, - произнесла Виктория растерянно. - Ничего, это недалеко. Я пошла. Спасибо вам огромное!

Она поднялась со скамейки и направилась в указанном направлении, припадая на одну ногу и морщась от боли. Посмотрев на ее мучения, молодой человек окликнул:

- Погодите-ка!

Он подошел к ней - и вдруг спокойным уверенным движением поднял девушку на руки. Это произошло так неожиданно, что Виктория потеряла дар речи.

- Вот. Так намного быстрее, и не больно. И мне будет что вспомнить, - улыбнулся молодой человек. - Нести на руках такую красавицу!

От такого Виктория совсем уж растерялась и смогла только прошептать:

- Тяжело ведь...

- Совсем не тяжело, - успокоил ее молодой человек. - Вы легкая, словно птичка.

Виктория капитулировала и тихонько обняла своего спасителя за плечо, подумав, что такого с ней еще ни разу в жизни не случалось. Ее талия и бедра ощущали спокойную силу его рук, а лица касалось тепло его дыхания. Ей было конфузно и странно, но где-то в животе предательски разливалось неуместное удовольствие, что заставляло девушку сердиться на свою беспомощность еще больше. Пока она собиралась проявить принципиальность и встать на ноги, молодой человек донес ее до стоявшего у тротуара такси с шашечками на крыше. Остановившись, он не опустил ее, а продолжал держать на руках, спокойно рассматривая ее глаза, брови, волосы, лоб. И вдруг назвал ее номер телефона.

- Правильно? - спросил он

Виктория, растерявшись, кивнула. Молодой человек бережно опустил девушку на ноги и мягким движением поправил воротник ее плаща. Улыбнувшись, он помахал ей рукой на прощание и направился в сторону метро по ночной улице.

Виктория растерянно посмотрела ему вслед, а потом неожиданно для самой себя окликнула и поманила рукой назад.

- Ну что же я вас отправлю домой на метро, а сама поеду на такси? - смущенно произнесла она. – Мне будет неловко. Вы же меня спасли. Садитесь.

- У вас доброе сердце, - весело улыбнулся молодой человек и подал ей руку, помогая зайти в машину.

Виктория села позади водителя, а ее ночной спаситель - по соседству с ней, уютно склонив голову на спинку сидения и глядя на девушку с тем спокойным удовольствием, с каким любуются букетом цветов или картиной в музее. Такси тронулось.

- Вот видите, жизнь не так уж и плоха, - сказал он. - Хотя, каблук, конечно, жалко.

- Да... И еще ладони в кровь разодрала и ногу растянула.

Ну-ка, покажите – Он осторожно взял в руку одну ее ладонь, потом другую. - Да, основательно. Как это вас угораздило?

- На звезды засмотрелась

- Какая вы молодец! На звезды! Я вот на звезды давно не смотрел. А человеку совершенно необходимо время от времени смотреть на звезды, иначе можно заблудиться в жизни.

Молодой человек улыбался.

- Под ноги мне надо было смотреть, - мрачно вздохнула Виктория.

- Так скучно же все время под ноги смотреть!

- Скучно. Зато не упадешь.

- Не упадешь. Но зато и на руках носить не будут!

За окном машины пронеслись красиво подсвеченные купола храма, потом замелькали весенние листья деревьев на городском бульваре. Через приоткрытое окно влетела музыка, которую Виктория очень любила. Весенний вечер был удивительно хорош.

Посмотрев на туфлю, лишенную каблука, молодой человек нагнулся и осторожно коснулся ножки.

- Вы уверены, что у вас только растяжение?

- Наверное... не знаю...

- Надо помассировать, чтобы не было гематомы. Сядьте-ка поудобнее, - он медленно поднял ее ножку и положил себе на колени, не обращая внимание на растерянность девушки. - И скажите, если будет больно.

Расстегнув застежку, он осторожно снял туфельку и стал медленно массировать сустав и связки. Ножке сделалось так хорошо, что Виктория, иронически улыбнувшись самой себе, подумала, что ради одного этого стоило сломать каблук. Они ехали по расцвеченным яркими огнями и наполненным весенними звуками вечерним улицам - и молчали. Молодой человек - чтобы не отвлечься и по неосторожности не причинить девушке боль. А Виктория - потому, что ощущения от нежных прикосновений вытесняли решительно все мысли. События, начавшиеся ужасно, продолжились так романтично, что впору было закрыть глаза и замурлыкать.

Наконец, машина замедлила ход, свернула во дворы, стала покачиваться на частых поворотах и остановилась возле дома Виктории.

- Вы только не забудьте ладони себе обработать, а то вы уже засыпаете, - напомнил молодой человек, опуская ее ножку с бережно водруженной на свое место туфелькой.

- Да... Хорошо... - пересохшими губами произнесла Виктория, удивившись хрипловатому звуку своего голоса. - Спасибо вам!

Она наклонилась и совершила новый неожиданный для самой себя поступок, поцеловав молодого человека в щеку. И поймала себя на том, что ей было удивительно приятно видеть, как он смутился и покраснел.

- Спокойной ночи, - Виктория, смотрела в глаза молодому человеку, пребывая в легком трансе после всех событий вечера.

- Спокойной ночи, - улыбнулся он, садясь в такси. Дверца хлопнула, и красные огни машины уплыли в темноту.

Девушка осталась одна в тишине ночного двора. Постукивая уцелевшим каблучком, она добралась до двери подьезда, поднялась на свой этаж, открыла стальную дверь, вошла в темную пустую квартиру, не включая свет, разделась, забралась в постель, мечтательно улыбнулась, - и мгновенно уснула.

***

На следующее утро она проснулась в чудесном настроении. Растянутые связки стопы почти не болели. По дороге на работу она вновь и вновь вспоминала детали удивительного вечера, невпопад улыбаясь и чуть не проехав свою станцию метро. Ей было ужасно интересно, каким будет продолжение этого знакомства. В том, что продолжение будет, она не сомневалась.

Прошла неделя. Ночной спаситель не позвонил. Сначала Виктория не хотела признаваться себе в том, насколько сильно она ждет его звонка. Но после ежечасных просмотров списка сообщений пришлось признаться, что его телефонное молчание вводит Викторию в состояние глубокой подавленности.

Наконец, после проведенных в пустом ожидании выходных, в понедельник, выйдя из метро, она увидела на телефоне пропущенный звонок с незнакомого номера. Она перезвонила, и в трубке зазвучал его голос.

Она старалась говорить спокойно, но ее дыхание предательски срывалось, а сердце готово было выпрыгнуть от радости. Молодой человек интересовался ее самочувствием, шутил по поводу сломанного каблука, что-то говорил о погоде и о работе, но девушка от волнения почти его не понимала.

В ту ночь она спала меньше трех часов и на следующий день пришла на свидание, напоминая выражением лица привыкшего к ночной темноте вампира, по недосмотру извлеченного на солнечный свет посреди дня.

После изумительного разговора в уютном испанском ресторанчике и последовавшей за ним волшебной прогулки под вечерними звездами Виктория совсем лишилась рассудка и, плохо понимая, что делает, пригласила молодого человека с себе домой «на чашечку кофе».

В жаркой темноте спальни ее губы и ладони были холодны от волнения, а ее дыхание обжигало молодого человека огнем лесного пожара. Она всхлипывала от избытка чувств. Напуганый таким драматизмом, молодой человек поначалу решил, что у Виктории проблемы с головой, но приглядевшись, постепенно понял, что девушка просто очень сильно влюбилась.

Виктория была очень красива и удивительно, самозабвенно, трогательно страстна, а молодой человек был поэтичен и умел ценить неожиданные подарки судьбы. Если бы события происходили на полвека раньше, они наверняка тотчас бы поженились. Лет за двадцать до описываемых событий они стали бы жить вместе. Но на дворе стоял двадцать первый век, и они начали просто встречаться. Они дышали молодостью и жизнью. А на улице была весна.

v0

II. Лето

Пришел июнь. Поплыли дурманящие запахи листвы и жаркого лета. Плащ Виктории спрятался глубоко в шкафу, зато пришла пора летних нарядов, легких, как июньские листья, и сказочно красивых. Жизнь девушки удивительно переменилась. По дороге от офиса до метро она больше не фантазировала о прекрасном принце, а под горячий перестук сердца мечтала поскорее обнять своего любимого и утонуть в его сильных руках и в звуках его голоса. Она то и дело улыбалась тому, насколько произошедшее с ней оказалось не похоже на ночные фантазии по дороге с работы домой.

Она ходила с молодым человеком в театр и на концерты. Готовила завтраки и ужины, а в выходные - еще и обеды. Смотрела фильмы, сидя в обнимку на уютном диване. Веселилась, рассказывая забавные эпизоды своего рабочего дня. Делилась страхами и мечтами. Знала, каким сортом чая или кофе пахнет любая полка на его кухне и помнила все книги в его книжных шкафах. Ей было немыслимо хорошо.

Виктория никогда не была ханжой и, как и большинство ее сверстниц, прочла несколько книг о физической стороне отношений мужчины и женщины. Но горячее и глубокое чувство девушки вдруг сделало все книжные премудрости какими-то до смешного наивными и глупыми. Если бы ее спросили, что именно происходит между ними, она вряд ли смогла бы вспомнить подробности. Она лишь помнила, что весь мир уплывал куда-то, и она дарила себя любимому, дрожа и плача от счастья.

Они обнимались в тени парков, вдыхая запахи сирени и болтая обо всякой ерунде. Ходили вечерами в кино на трогательные мелодрамы и шумные голивудские боевики, посмеиваясь над вкусами друг друга и то и дело жертвуя внятностью сюжета ради страстного поцелуя. Молодой человек научил Викторию ездить на велосипеде, а она научила его интересно и красиво одеваться.

***

Прошло два месяца, и этой идиллии наступил неожиданный конец. В этот вечер молодой человек должен был задержаться на работе, и Виктория решила сьездить в центр города за покупками. Она шла по улице, предвкушая момент, когда предстанет перед любимым в купленном ею удивительном сиреневом шелковом платье. И вдруг увидела то, отчего ноги подкосились и дыхание прервалось. На скамейке городского парка ее любимого страстно целовала в губы молодая светловолосая девушка.

Виктория не помнила, как добралась до дома.

Три часа спустя она сидела с распухшим от слез лицом напротив пустого пузырька валерьянки и пыталась ухватить какую-то важную мысль, метавшуюся летучей мышью в ее сознании и все время ускользавшую.

Наконец, она ухватила эту мысль.

Произошедшее было не просто мучительно. Произошедшее было странно.

Девушка была умна и редко ошибалась в людях. Сердце ей подсказывало, что нежность и забота молодого человека были искренни. Он не производил впечатление бессовестного ловеласа. И это делало увиденное совершенно нелогичным. Имела место загадка.

Поплакав и подумав, девушка решила, что прежде, чем определяться в своем отношении к ситуации, ей необходимо вначале эту загадку разгадать.

После принятого решения ощущение непоправимости произошедшего чуть отступило, приоткрыв дверь терпению и надежде.

На следующий вечер, ослепительно красивая, в волшебном платье из сиреневого шелка, Виктория угощала молодого человека чаем с душистым вишневым вареньем. Она обьяснила свою бледность и некоторую суровость сильной головной болью. Молодой человек вызвался сделать ей массаж головы и шеи, и Виктория с пристрастием вслушивалась в ощущения от его прикосновений. Она пыталась угадать в них притворство и коварство, но ощущала лишь тепло, заботу и какую-то едва уловимую печаль.

Рассказывая о событиях дня, она подвела разговор к заранее заготовленной истории о подруге, которая неожиданно узнала, что ей изменяет муж. Вымышленная подруга искала у Виктории утешения и совета.

- Скажи, а что бы ты почувствовал, узнав, что тебе изменяет женщина? - спросила она.

Молодой человек задумался.

- Конечно, мне было бы неприятно. Но при этом я посочувствовал бы ей, наверное. - ответил он, наконец. - И ощутил бы некоторую вину.

- Это еще почему? - удивилась Виктория

- Ну, если женщина счастлива со мной, она вряд ли будет мне изменять.

Виктория посмотрела на него растерянно и остаток вечера была молчалива.

***

- Может быть, он был со мной несчастлив? - думала она на следующее утро. - Но отчего? Может быть, ему для счастья нужно совсем не то, что нужно мне?

- А что тебе нужно? – тихо спросил ее собственный голос из глубины сознания. Этот голос часто задавал ей полезные вопросы в трудные минуты жизни.

- Наверное, то же, что и любой женщине: понимание... забота... нежность... - начала перечислять Виктория.

- А как он дарил их тебе?

- Ну, ты же сама знаешь... Он мне помогал, вникал в мои проблемы, советовал, сочувствовал, вдохновлял. Я обо всем рассказывала ему, ему все было интересно... Он баюкал меня, словно маленькую... Мне было так удивительно хорошо с ним!..

- А как ты проявляла те же качества? – настаивал внутренний голос.

- Какие?

- Те, которые ты только что перечислила: понимание, заботу, нежность. В чем они проявлялись с твоей стороны и на основании чего ты решила, что он меньше тебя в них нуждался?

Виктория опустила взгляд. Потом тихо сказала:

- Да.. Дело, наверное, в этом... Спасибо...

- Пожалуйста

Вечером Виктория позвонила в дверь подъезда дома, где жил молодой человек. Когда он открыл дверь, девушка вошла, держа в руках букет роз, вишневый тортик, перевязанный веревочкой и пластиковый пакет с покупками. Сняв туфельки, она прошла на кухню и поставила розы в вазу с водой. Потом включила чайник.

- У нас сегодня будет вечер поэзии.

Она достала из пакета восковую свечу, старинный подсвечник и книгу стихов Серебряного Века.

За окном была июльская ночь. Виктория сидела на диване, положив голову своего неверного любимого себе на колени, читала ему стихи в колеблющемся свете свечи, и грустно гладила его лицо и волосы.

***

Прошло еще несколько недель. Заканчивались последние дни августа. В листве берез проступила желтизна. Вечера стали холодными, а плащ Виктории переместился из шкафа в прихожую. На смену легким платьям пришли теплые юбки и кофты из кашемира.

Лето подходило к концу. Вместе с ним подходило к концу и терпение Виктории. Все это время она была удивительно внимательна к молодому человеку и чувствовала, что он был изумлен произошедшими в ней переменами. Кроме нежности и заботы она начала ощущать в его отношении к ней глубокое уважение. Но роль давалось ей чем дальше, тем с большим трудом. Если раньше она чувствовала себя нежной и желанной возлюбленной, то теперь она все чаще ощущала себя кем-то вроде няньки. Это ей совершенно не нравилось.

Она любила молодого человека и тосковала по беспечным дням их весны. Но разум подсказывал ей, что отношения скоро должны закончиться. И это заставляло ее думать о себе плохо.

- Почему мне не нравится делать для него то, что он сам делает ради меня с удовольствием? - думала она по дороге от работы к метро. – Почему мне не нравится быть заботливой? Разве достоин любви человек, не способный дарить внимание и заботу?

- Перестань обманывать себя, - возразил ей внутренний голос. – Тебе не нравится именно то, что ты пытаешься получить его любовь в обмен на заботу и внимание. Ты инстинктивно чувствуешь, что это неправильно.

Виктория остановилась посреди улицы, удивившись только что сформулированной мысли.

v4

III. Осень

Сергею трудно было бы ответить, почему сидевшая на скамейке девушка со сломанным каблучком заставила его остановиться. Конечно, был соблазн утверждать, что главной причиной были ее красота и молодость. Но если бы в тот вечер на ее месте сидела пожилая дама, то он скорее всего поступил бы в точности так же.
Он редко думал о себе как о человеке добром и отзывчивом, поскольку чужие проблемы скорее вызывали у него легкое раздражение и желание навести в бестолковой чужой судьбе некоторый порядок, чем чувство сострадания. К тому же, его готовность принять участие в чужих проблемах периодически притягивала к нему любителей таковой готовностью воспользоваться. Неудивительно, что нашего героя порой посещали приступы легкой мизантропии, заставлявшие его считать себя человеком желчным и циничным. Однако и беглого взгляда со стороны было бы достаточно, чтобы придти к выводу, что молодой человек был существом исключительно добродушным. К тому же он был от природы поэтичен, обладал философским складом ума и обожал приключения. Наверное, именно любовь к приключениям была основной причиной, по которой он в тот вечер опустился на скамейку рядом с Викторией.

Девушка понравилась ему благородством выражения лица и какой-то строгой и возвышенной мечтательностью, сквозившей в ее манерах. Однако он не ощутил в ней ни капли игривости, и это слегка озадачило его. Он долго размышлял, стоит ли ему снова вторгаться в ее жизнь и тревожить ее телефонным звонком. В конце концов, воспоминания о красоте ночной знакомой и чудесной нежности ее точеной ножки взяли верх, и он набрал ее номер.

Девушка оказалась удивительно милой собеседницей, а ее суждения часто были интересны. Он с удовольствием провел с ней вечер и проводил по ночным улицам до дома. Когда она пригласила его к себе на чашечку кофе, он слегка удивился и с надеждой подумал о приключении. Но к тому, что произошло, он был не готов.

Когда входная дверь квартиры захлопнулась за ними, красавица шагнула к нему, обняла его лицо холодными от волнения ладонями и подарила поцелуй, - бесхитростный и полный такого сильного чувства, что у него от неожиданности потемнело в глазах. Когда же она прижалась к нему, вздрагивая от сладкого ужаса, голова молодого человека закружилась, а обитавший в ней здравый смысл направился куда-то по срочным делам, помахав на прощание рукой.

На следующее утро по дороге в офис сердце Сергея несколько раз то замирало, то начинало бешено колотиться. Он вспоминал то, что Виктория шептала ему в тишине, - и решительно не мог понять, чем он свел с ума эту красавицу.

Начались отношения, в которых Сергею было одновременно и удивительно хорошо, и весьма неловко. Поскольку мы должны признаться, что сам он серьезных чувств к Виктории не испытывал.

Уколы совести заставляли Сергея быть заботливым и нежным с влюбленной девушкой. Он слушал истории о ее друзьях и коллегах по работе, вникал в ее проблемы, давал советы, чинил ее компьютер, помогал выбирать наряды и духи, водил в театры, на выставки и на концерты, читал книги, которые читала она, чтобы потом они могли их вместе обсудить. Он был образцовым возлюбленным. За исключением малости: он испытывал к девушке лишь чувственное влечение и дружеское расположение. Если бы она вдруг увлеклась кем-то другим, он бы, вероятно, облегченно вздохнул.

В конце концов он махнул рукой и просто решил посмотреть, что будет дальше. Сюжет имел все признаки приключения, а приключения молодой человек любил больше всего на свете.

В эту пору и появилась его давняя приятельница, та самая блондинка, в компании которой Виктория так неудачно его застала. Обычно их дружеские отношения ненадолго переходили в неплатоническую фазу, когда светловолосая подруга расставалась с очередным представителем сильного пола и нуждалась в понимании и утешении. Но на этот раз Сергей сам ощущал потребность в совете и обрадовался ее звонку.

Они встретились в городском парке после работы, и он рассказал ей о своей ситуации.

- Мне бы твои проблемы, - вздохнула приятельница. - Ты страдаешь оттого, что не можешь ответить любовью на любовь, а я не могу найти мужика, которому я была бы интересна помимо постели.

- Ну мы же с тобой дружим, - возразил ей молодой человек.

- Можно подумать, что ты бы приехал со мной поговорить, если бы я была уродливой старухой!

- Может и приехал бы, - улыбнулся Сергей. - Тогда бы у тебя было больше жизненного опыта и ты бы сказала мне что-нибудь более полезное, чем "мне бы твои проблемы". А что это ты на меня нападаешь? Сама ведь выбираешь себе высоких широкоплечих красавцев с голливудской улыбкой, а не каких-нибудь щуплых монахов с мудрым взглядом.

Блондинка расхохоталась, прыгнула Сергею на колени и чмокнула его в губы. Потом посмотрела на него внимательно, наклонилась и подарила ему долгий чувственный поцелуй. Молодой человек замер в растерянности, не отвечая ей, но и не находя в себе решимости для того, чтобы ее отстранить, - тем более, что поцелуй был удивительно хорош.

- Все в тебе замечательно, - сказала она минутой позже, прижимаясь к нему щекой и переводя дыхание. - Но надо тебе быть попроще, как все нормальные мужики. А то у тебя все слишком сложно. Это и тебе мешает, и твоим женщинам.

Она сидела у него на коленях, и от нее пахло тонкими французскими духами, желанием и одиночеством. Они проговорили до сумерек и когда в парке стало холодно и неуютно, разошлись по домам. После этого они встречались еще пару раз и болтали о всякой чепухе, каждый отдыхая от своих проблем: молодой человек - от странной несвободы своих новых отношений, а его светловолосая подруга - от одиночества, которого она не переносила. Потом она нашла себе нового кавалера и их встречи прекратились, как это бывало и прежде.

Вскоре после этой встречи Сергей обратил внимание на перемены в поведении Виктории. Он не читал в ее глазах прежнего восторга. В них появилась задумчивость. Если до этого она светилась счастьем, принимая его заботу и ласку, то теперь ее реакции стали сдержаннее. Но зато теперь сама девушка стала щедро радовать его красивыми и романтичными проявлениями внимания и заботы: читала ему стихи, дарила цветы, нежно гладила его волосы, напевала ему ласковые песенки, готовила удивительно вкусную еду и наводила изысканный порядок и уют его вечно неприбранной квартире. Она заводила с ним разговоры на самые разные темы, порой неожиданно интересные и глубокие, и стала всерьез интересоваться его жизнью.

Сергей понемногу начал смотреть на Викторию другими глазами. Из восторженной влюбленной она неожиданно превратилась в верного и заботливого друга. Молодой человек с изумлением признавался себе, что такого друга у него никогда еще не было. Вместе с тем он ловил себя на ощущении, что забота и внимание Виктории являются подарком судьбы, сделанным ему скорее по ошибке, чем заслуженно, - и был готов к тому, что судьба в любой момент может с полным основанием забрать этот подарок назад.

А потом случилось нечто совсем неожиданное.

В сентябрьский вечер Виктория прижалась губами к его щеке и сказала, что это их последний вечер вместе. И что она выходит замуж.

От неожиданности Сергей онемел.

- Но почему? - выдохнул он, когда вновь обрел способность говорить.

- Ты меня не любишь, - ответила девушка просто.

Молодой человек растерянно смотрел на нее.

- Отчего ты так решила?

- Я же вижу, - печально сказала Виктория. - А раз так, то зачем все это?

Он чувствовал себя полным идиотом и не знал, что ей ответить.

- И за кого же ты собралась замуж? - спросил он, наконец.

- Какая разница?.. Он меня давно любит. Он не такой удивительный, как ты, но он давно меня любит. Я знаю.

- А ты? Ты его любишь?

- Нет. Я люблю тебя. Но он сказал, что ему все равно.

- А тебе тоже все равно?

- Мне мучительно любить и не быть любимой. Я устала. А быть любимой и не любить я как-нибудь смогу. Ты же можешь. Значит, и я смогу.

Сергей был потрясен.

- И когда ты выходишь замуж?

- Через две недели. Приходи на свадьбу, если хочешь посмотреть на моего будущего мужа. - Она наклонилась и достала из сумочки белоснежную открытку с красивой золотой виньеткой и двумя обручальными кольцами над текстом приглашения.

Он машинально взял приглашение из ее рук - и дверь квартиры закрылась за Викторией прежде, чем он успел что-нибудь подумать или предпринять.

Он набрал ее номер телефона, но она не отвечала. Потом пришел текст:

«Пожалуйста, не звони мне и не пиши. Иначе мне будет совсем трудно. А одной мне легче будет понемногу привыкнуть к тому, что мы с тобой расстались.»

***

В жизни молодого человека наступили странные дни.

Он не мог не согласиться с Викторией. Он действительно ее не любил. Вначале он был смущен ее безудержной влюбленностью. Потом – растроган ее преданностью и заботой. Но он ее не любил. Она была права, и он это понимал.

Но ему было очень грустно.

Он вспоминал их трогательные встречи и разговоры. Вспоминал ее волшебные ласки, ее жаркий шепот, вкус ее слез на своих губах. Вслушивался в еле слышный запах ее духов, еще сохранившийся на подушках его дивана. И тяжело вздыхал.

Дни сменяли друг друга, он рассеянно ходил на работу и рассеянно читал книги вечерами. Он позвонил светловолосой подруге и она примчалась его утешать, махнув рукой на верность очередному кавалеру. Но от ее обьятий и поцелуев ему становилось лишь печальнее. Он отправил подругу домой, напоив ее в благодарность чаем с вишневым вареньем и поцеловав в сочувственно нахмурившиеся бровки:

- Спасибо, мне стало получше

Но ему не стало получше. Много раз испытанное средство от сердечных проблем на этот раз не сработало. Он лишь еще больше затосковал по Виктории.

Наступили выходные. Он ходил по парку и каждый поворот тропинки напоминал ему о том, как они гуляли здесь, взявшись за руки, говорили полушепотом и целовались в тени аллей.

Он отправился в кино на голливудский боевик и почувствовал, что ему не хватает присутствия девушки, ее насмешливых комментариев и ее нежной руки, испуганно сжимающей его ладонь.

Дома он нашел упавшую за диван рубашку Виктории и долго вдыхал ее тонкий аромат.

Ему ужасно хотелось позвонить, услышать ее голос, прикоснуться к ней. Но он рассудил, что это было бы эгоистично и непорядочно по отношению к девушке, которой теперь и без этого трудно.

Прошла вторая неделя, наполненная пустотой и работой. Наступили новые выходные.

Уходящее лето нанесло городу красивый прощальный визит, щедро одарив его напоследок теплом и светом. Погода была чудесной, но настроение молодого человека было хуже некуда. Суббота прошла в размышлениях о свадьбе Виктории, которая должна была состояться завтра, и на которую он, конечно, не собирался идти.

***

Наступило воскресное утро, по-летнему солнечное и теплое и по-осеннему наполненное пронзительной ясностью. Сергей позавтракал жареным тостом с вишневым вареньем и запил его чашкой чая. И вдруг отчетливо осознал, что уже больше никогда не обнимет Викторию, не услышит ее шепота, не дотронется до ее лица. Через час она уйдет из его жизни - и ему останется только забыть ее, чтобы не мучить несчастную девушку и не мучиться самому.

Эта мысль наполнила его такой пронзительной тоской, ему так захотелось в последний раз посмотреть на девушку вблизи, вдохнуть аромат ее духов, взять ее за руку, - что он разыскал приглашение с золотой виньеткой, выбежал из дома, купил букетик роз и вызвал такси.

Такси остановилось у изысканного особняка с мраморными колоннами. Он вошел в полумрак фойе и сразу увидел Викторию, которая сидела одна у входа в церемониальный зал. На ней было его любимое шелковое платье сиреневого цвета, а лицо прикрывала нежная вуаль.

Он подошел к ней. Она смотрела на него не отрываясь и побледнев.

- Как ты? - спросила она тихо

- Так себе. А ты?

- Я очень скучала по тебе

- И я. Очень

Ему было трудно говорить.

- Тебе захотелось меня поздравить? - спросила она, глядя на букет роз в его руке.

- Мне захотелось тебя увидеть

- Очень захотелось?

- Очень

Виктория смотрела на него с непонятным выражением.

- Пойдем. Я покажу тебе моего будущего мужа, - сказала она наконец.

Он вздрогнул от этих слов и с каменным лицом еле заметно кивнул.

Девушка направилась к дверям в церемониальный зал. Не дойдя до них, она остановилась напротив старинного зеркала в резной позолоченной раме, разглядывая в зеркале себя и молодого человека. Он с недоумением и страданием гладел на нее, а она с выражением непонятной радости не спеша любовалась им, бледным и совершенно несчастным.

- Ну, вот, - произнесла она, кивая в сторону его отражения. – Смотри. Как тебе мой избранник? Мне, например, очень нравится. Румяный, веселый! А главное, ужасно умный. Хоть сейчас под венец!

Tags: Виктория, весна, каблук, любовь, первая часть, рассказ, романтическая фантазия
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments